flackelf (flackelf) wrote,
flackelf
flackelf

Category:

Премьер без триумфа. Часть заключительная.

Памяти Виктора Чанова посвящается...

Очерк написан журналистом Александром Тиховодом, которого я у себя неоднократно публиковал, по мотивам воспоминаний старшего брата - Вячеслава Чанова, тоже футбольного голкипера.
Этот материал был подготовлен ещё в 2013 году, то есть ещё при жизни Виктора, поэтому он упоминается в настоящем времени.
Очерк должен был стать основой книги о братьях Чановых, должна была выйти также вторая часть такого же объема. Чтобы ее подготовить, планировалась встреча с Виктором в Киеве, но тут грянул 2014-й и поездка автора на Украину сорвалась. Сам этот очерк фрагментами публиковался в газете "Донецкий кряж" в канун Русской весны.
Предлагаю заключительную его часть.

Воспитатель звездной плеяды

В кинокартине «Москва слезам не верит» затронута тема морального надлома спортивной знаменитости, которая, по возрасту завершив карьеру, чувствует себя низвергнутой с пьедестала, и не находя себе места в прозаической действительности, вращается в сомнительных компаниях, ища утешение в алкоголе. Как часто бывший игрок, привыкший к тому, что все его бытовые проблемы решает начальник команды, погрузившись в жизненную рутину, внезапно осознает собственную неприспособленность! Ощущение безысходности, настигающее в таком «прозрении», иногда толкает к попытке отчаянного шага. В прошлом замечательный форвард ленинградского «Зенита» и московского «Торпедо» Андрей Редкоус признался в том, что был близок к самоубийству, забравшись на подоконник высотки. «Если только можно, Авва Отче, Чашу эту мимо пронеси» (Б. Пастернак «Доктор Живаго»).


Андрей Редкоус (слева)

Многие одноклубники Чанова, став детскими тренерами, ушли в тень. Сам же он, отвечая на вопросы журналистов, говорил, что никакой нормальной работы не стыдится: чтобы кормить свою семью, готов пойти хотя бы, например, водителем троллейбуса. «Пожив в Германии, утверждаю – немцы мне близки по духу, - подчеркивал Вячеслав. – Там и дворник уважаемый гражданин, которому любой банк предоставит кредит». Был период, когда приходилось ему трудиться в фирме по строительству теннисных кортов - после увольнения из ЦСКА, скандально продувшего со счетом 0:4 квалификационный матч Лиги чемпионов норвежскому «Мольде». Остается теряться в предположениях – чем руководствовался директорат клуба, в этой связи определивший «стрелочником» Чанова, не виновного в таком исходе поединка никоим образом? Но по велению функционеров первый в стране официальный тренер вратарей исчезнуть из футбола не может. В свою очередь игра ему дала гораздо больше, чем просто популярность и материальные блага. Он в этом смысле всегда оставался ее избранником.



Еще до того, как впервые попасть на тренерскую работу в ЦСКА по приглашению Александра Тарханова, Вячеслав продолжал путешествовать с командами ветеранов по различным континентам. Вояж вместе с другими «светилами» минувших лет – Бубновым, Мирзояном, Якубиком, Колядко, в австралийский Брисбен, принес ему символический, но довольно почетный титул чемпиона мира среди футбольных патриархов, завоеванный на большой поляне. Под флагом российской сборной он защищал ворота на первенстве планеты по пляжному футболу, прошедшем как пробное соревнование в Рио-де-Жанейро на знаменитой Копакабане, где ступала нога «короля» Пеле. А самым важным следствием верности своему делу на том этапе стало обретение им новой семьи. В Алуште на сборах команды второй лиги - «Траско», где выступали выходцы из ФШМ при «Лужниках», будучи ее наставником, он познакомился с корреспонденткой местной газеты, бравшей у него интервью, и покорил молодую женщину добродушием, обаянием, прекрасным, истинно донецким чувством юмора. После чего неоднократно приезжал в Крым - предложить пассии по имени Лада руку и сердце. Их сблизили не один футбол, а еще и знание Вячеславом журналистики как профессии, полученное на курсах дополнительного образования. Вместе они готовили для прессы отчет о матче Лиги чемпионов. Эта романтическая история не могла не завершиться узами Гименея и рождением двух дочерей. Если о чем-то в игровом аспекте и сожалеет сейчас голкипер, на счету которого календарных боев за «Торпедо» больше, чем у любого другого стража ворот в хронике автозаводского клуба, то лишь об отсутствии фамильного преемника. Сын Слава подавал надежды в группе подготовки, но ему запретили физические нагрузки, поскольку его зрение за год снизилось до значения «минус четыре». А потомок Виктора – Вадим, тоже посещавший футбольные занятия, видимо, не унаследовал вратарского таланта. Придется ждать, когда подрастут внуки?..


С младшей дочерью Алисой

Родоначальник династии Виктор Гаврилович утверждал: сойдись в одном лице сильные стороны братьев Чановых, получился бы близкий к идеалу «первый номер». И выражал сожаление о том, что судьбы сыновей сложились в футболе по-разному. Есть множество видеозаписей игр с участием Виктора Чанова-младшего, в чьем послужном списке наберется два десятка официальных матчей в главной сборной СССР, а вот архивных источников такого рода, запечатлевших Вячеслава на поле – единицы. Ему чаще всего приходилось давать спектакль не в интерьере заполненной стотысячной арены, как Виктору в Киеве, а в чертогах торпедовского стадиона, до 1977 года использовавшегося только для тренировок. Лишь изредка в его бытность голкипером черно-белых на домашних встречах этой команды собиралось более десяти тысяч зрителей. Посему его образ отчасти меркнет перед «летающим киевлянином» Виктором Банниковым, который в «Торпедо» стал обладателем Кубка Союза в 72-м, и Анзором Кавазашвили – чемпионом 65-го в рядах автозаводцев. На фоне тех актеров Вячеславу недоставало плавности и легкости движений в створе ворот? Пусть так. Притяжение земли он ощущал и в прямом, и в фигуральном смысле. При всей своей внешней невозмутимости, выраженной и в отказе по примеру отца от свойственного многим вратарям курения, как способа успокоить нервы до матча, глубоко переживал игровые перипетии. Независимо от результата, ночь после футбольной схватки для него была «вне закона» - бессонной. Однажды, когда Чанов оборонял ворота «Шахтера», мяч угодил в камешек среди травы, и перепрыгнул в сетку по центру над распластанным «перчаточником». Оглушительный свист накрыл трибуны – всем показалось, что молодой «ловила» откровенно опростоволосился. Повернутые к голкиперу спиной во время игры, за кулисами партнеры продолжали отводить взгляды от якобы виновника поражения. Но кто лучше других мог в этой ситуации поддержать, ободрить? Конечно, отец! Его советы, подсказки футбольных хитростей, обычно постигаемых годами, многое значили для Вячеслава и Виктора. Однако всегда он оставался дипломатом, избегавшим назиданий сыновьям, которые учились и умению не показывать домочадцам плохого душевного состояния от неудач. «Папа приходил, садился обедать – его любимым блюдом была окрошка, а я, маленький, в этот момент стоял неподалеку, прислонившись к батарее, и смотрел на отца, от которого веяло какой-то особой умиротворенностью и добротой, - вспоминает Вячеслав Чанов. – Когда мы с Виктором разъехались по разным клубам, на день рождения мамы 19 декабря обязательно собирались в нашей донецкой квартире все вместе». Обстановка взаимного уважения в семье и та атмосфера простых и теплых отношений между людьми, что отличала шахтерскую столицу в 50-60-е годы, вполне объясняют отсутствие в характере этих братьев-вратарей манеры «включать звезду». Среди друзей и знакомых Вячеслава всегда были обычные болельщики, хотя его общественный статус обязывал, что называется, держать дистанцию. Сейчас модно рассуждать о неком ущербном положении советских спортсменов по сравнению с их коллегами на Западе и неусыпном контроле со стороны КГБ в зарубежных поездках, кстати, по словам Чанова, необременительном. Но ведь участники сборных, тем более в футболе или хоккее, приравнивались к научной, творческой, технической элите. Допустим, на первенстве мира в Испании рацион питания наших футболистов содержал высококалорийные продукты в тубах, получаемые на орбите космонавтами. Игроков команд высшей лиги в дни матчей обязательно кормили черной икрой, которая поныне для подавляющего большинства сограждан - недоступная роскошь. А поскольку они были всеобщими кумирами, в круге их знакомств непременно находились и крупные начальники, и служители муз. В порядке вещей где-нибудь в одесском ресторане к торпедовцам, ужинавшим после игры, подходил их преданный «тиффози», приехавший на гастроли артист театра и кино Александр Ширвиндт, и угощал арбузом и шампанским. Вячеслав дружил со знаменитостями экрана и сцены – Михаилом Державиным, Александром Фатюшиным, Андреем Мироновым, бардом Владимиром Высоцким, презентовавшим ему сборник своих стихов под названием «Нерв». А его отец лично хорошо знал премьера московского театра сатиры Георгия Менглета. Нынешние мастера кожаного мяча вряд ли могут гордиться таким культурным окружением.


Дружба с Михаилом Державиным

Говоря о том, что самый памятный для него матч - проведенный против команды, ворота которой защищал Виктор Гаврилович – во встрече дублеров и ветеранов «Шахтера», Вячеслав Викторович подразумевает, прежде всего, уроки морального свойства, взятые у отца. Родительский пример помог выработать убеждение, которое он стремится донести до учеников – слабый духом или скверный по натуре человек, сколько ни трудись, никогда не станет хорошим голкипером. Вратари в отечественном футболе всегда составляли отдельную прослойку не только из-за своего амплуа. Если у бразильцев исторически те - слабое звено, то у нас в советскую эпоху были гвардией. Нашим полевым игрокам часто недоставало таланта, мастерства, шарма, но вратарская школа в СССР - общепризнанный бренд. Каждая республика, представленная в футбольной высшей лиге, выдвигала своих «Кандидовых», на кого равнялись и чьи имена знали назубок. Завоевать в такой компании титул лауреата года было очень трудно. Однако при колоссальной конкуренции между собой эти «часовые», пересекаясь в различных обстоятельствах, проявляли корпоративность, порой перераставшую в дружбу на всю жизнь. Советский футбол ведь измеряется отдельными критериями. И доводы о том, что Роман Березовский в российской Премьер-лиге превзошел Чанова по отраженным пенальти, а Генрих Мхитарян в чемпионате Украины чуть не повторил бомбардирский рекорд Старухина за сезон, выглядят некорректными. Разные времена, иной масштаб деяний.
Двумя словами не объяснить феномен школы футбольных голкиперов в Советском Союзе. Но главный ее элемент – отлаженная многоступенчатая система подготовки. Вратарь попадал в круг мастеров уже вполне сложившимся профессионалом, отсутствие контрактной системы заставляло доказывать свою необходимость клубу от матча к матчу. Другим важным фактором была практика передачи опыта от старших товарищей по команде. В «Торпедо» Чанов тренировал своих преемников - Сарычева и Харина, сам же готовился по апробированной методике, на общих занятиях отражая удары «до потери пульса». Обычно ему бил массажист автозаводцев Александр Петров – перворазрядник в футболе. Вячеслав с Виктором в «Шахтере» на тренировках работали парой. Последний дебютировал в официальном матче, заменив старшего брата на поле стадиона «Локомотив» в Донецке за пять минут до финального свистка и в оставшееся время пропустил от ЦСКА решающий гол, сделавший «горняков» бронзовыми медалистами чемпионата 1978 года, а динамовцев Киева выведший в серебряные призеры. Хотя, кого не превращали в невольного участника подковерных игр? В порядке отступления отметим еще такой факт: десять раз в первенстве и Кубке братья Чановы становились непосредственными соперниками, и тогда им выпадала двойная психологическая нагрузка – переживать приходилось не только за свою команду, но и друг за друга. Суеверный, как все вратари на свете, уединявшийся за сутки до поединка, чтобы не нарушать обет молчания, и погруженный в «забобоны» (с той ли ноги ступил на поляну?) Вячеслав, едва завершался матч, подходил к брату, и, беседуя, плечом к плечу они направлялись под трибуну. А когда был сыгран финал Кубка СССР 82-го, жребий назначил им обоим идти на допинг-контроль. Футбол щедр всякими курьезами!
Виктор тоже достиг спортивного долголетия, окончательно оставив ремесло голкипера в 36. Его «посадочной полосой» по возвращении из огнеопасного Израиля оказался неприметный клуб «ЦСКА-Борисфен», который базировался в Борисполе под Киевом и ныне прекратил существование. Младший Чанов представлялся идеальной кандидатурой, чтобы тренировать вратарей в киевском «Динамо», но как-то не вписался в современный украинский футбол с его мистическими тайнами кадровой политики, и ушел в бизнес. Никого не удивит работа в новом качестве на изначально выбранной стезе, перейти же на совершенно иную колею в зрелом возрасте и не просчитаться дано немногим. В хитросплетениях предпринимательства Виктор проявил себя не хуже, чем на игровом посту в команде Лобановского. Это подтверждает его человеческую незаурядность.


Вратарская династия Чановых

А Вячеслав Чанов, торжественно введенный в пантеон первых величин «Шахтера» - по приезде ЦСКА в Донецк на матч 1/8 финала Кубка УЕФА был снят гипсовый слепок его руки, который затем выставили на Аллее славы клуба – не просто символическая фигура. Он главный садовник оранжереи вратарских дарований у армейцев Москвы, хранитель традиций альма-матер, ведущей родословную от послевоенного «тигра», динамовца Хомича и Никанорова, чьим заместителем в ЦДСА был Виктор Гаврилович. Пусть эти слова не кажутся излишней патетикой. На всем пространстве от Лондона до Сеула и от Монтевидео до Сан-Франциско найдется немного тех, кто воспитал столь заметную плеяду футбольных голкиперов, как это удалось Чанову.
Оставаясь временами вне армейского клуба, он продолжал свое дело: будучи директором детской спортивной школы в подмосковном Реутове, создал при ней вратарскую секцию. В ЦСКА методы его работы знаменовали возвращение к тем устоям, которые подверглись нивелированию в связи с наплывом в российский футбол иностранных игроков и специалистов. Чанов многократно утверждал в интервью, что на родине Льва Яшина не может быть дефицита своих талантливых голкиперов, и брать из-за рубежа исполнителей в этом амплуа для выступлений за местные команды – абсурдная дань моде на легионеров. Тем более, импортные вратари зачастую не оправдывают связанных с ними ожиданий. ЦСКА - единственный в российской Премьер-лиге клуб, который на долгие годы гарантирован от появления этих гостей в составе. И, во всяком случае, больше нигде нет в стране такого своеобразного конвейера подготовки стражей ворот, как у московских армейцев.
- О футбольном прошлом обычно вспоминаю, не акцентируясь на выводах, - признается заслуженный тренер России Вячеслав Чанов. – Я заметил: если игрок не реализовал себя в качестве наставника, то о большинстве матчей со своим участием он расскажет до мельчайших подробностей, живя историческими экскурсами. Я, наоборот, часто теряю нить мемуаров, поскольку вижу собственное продолжение в учениках, точнее – в их характерах. Рад тому, что нас в работе связывает полное доверие, без которого нельзя достичь высоких результатов, справляясь с предлагаемыми мной нагрузками. Иной раз предупреждаю, - «Ждет ужасная тренировка!». Бывает, новый вратарь в ЦСКА первые полгода психологически борется со мной, однако затем он полностью принимает мои принципы и тогда в его игре начинается прогресс. Эта его надежность, повторяю, должна сочетаться с чисто человеческой основательностью, свойственной голкиперам старой школы. Игорь Акинфеев в этом смысле – образец.


Об Акинфееве – воспитаннике Вячеслава Викторовича, бессменном «первом номере» клуба и сборной, который семикратно объявлен лучшим вратарем страны, говорят как об уникальном явлении в российском футболе, за последние два десятилетия сильно обедневшем на звонкие имена. Отдельные историки считают: по «пилотажу» Игорь ярче армейского «семидесятника» Владимира Астаповского и партнера Чанова в олимпийской сборной и в ЦСКА 1987 года Валерия Новикова. Сопоставлять здесь, разумеется, трудно, ибо в контексте футбольной эволюции арсенал игры голкиперов стал куда более разнообразным, чем раньше. И то, что прежде выглядело неодобряемой их самодеятельностью - например, активные выходы за пределы штрафной, теперь обязательный компонент защиты ворот. Но это самостоятельная тема. Увидев же Акинфеева в действии, Виктор Чанов признал в нем, по сути, родственную натуру – носителя той вариации вратарского искусства, которую он исповедовал сам – с бросками-полетами, прерывающими курс мяча у самых крестовин. Акинфеев еще достаточно молод и в будущем его, вероятно, запомнят не только как триумфатора, державшего Кубок УЕФА или отразившего в отборочной встрече с Уэльсом умопомрачительный пенальти. Биографы спортсмена воздадут должное Вячеславу Чанову, который тренирует Игоря с 14-и лет. Между ними сложились отношения отца и сына. Таблоиды облетел фотоснимок, запечатлевший их крепкие объятия, когда Акинфеев вернулся в строй, излечившись от травмы, скандально нанесенной бразильцем из «Спартака» Веллитоном.
Четверо учеников Чанова в школе ЦСКА сейчас основные голкиперы в командах российской Премьер-лиги: помимо Акинфеева – Владимир Габулов, Евгений Помазан и Артур Нигматуллин. Засветился на этом соревновательном ярусе еще один его «кадет», ныне подданный «Мордовии» (Саранск) Дмитрий Абакумов. Стало правилом: исконные армейцы не уступают конкурентам доминирования в воротах национальной, молодежной или юношеской сборной страны. Не удивительно, что олигарх Сулейман Керимов, спонсор махачкалинского «Анжи», попытался переманить Чанова к себе в клуб, напоминающий более всего кунсткамеру с экспонатами, приобретенными за бешеные деньги. И столь же закономерно тренер ответил отказом: специалиста, верного этике и традициям, нельзя купить. Честь ему неизменно дорога, и об этом Вячеслав Викторович сказал так: «Определенная психология настолько укореняется, что и на седьмом десятке меня не отпускает, - «Как можно забить Чанову?!». Если игроки попросят встать на разминке в ворота, я не буду провожать мяч взглядом, а прыгну за ним».


Александр Тиховод, Донецк - Москва - Саратов, апрель - октябрь 2013 года

Tags: СССР
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments