flackelf (flackelf) wrote,
flackelf
flackelf

Categories:

Отчет Сергея Рулева об акции 30 июня

Отчет Сергея Рулева об акции 30 июня и ее последствиях Публикую по его просьбе

Сергей Рулёв
02.07.2010, Киев.
Отчёт об акции «Молитва за гетмана юща»

С наступлением апрельской оттепели в российско-украинских отношениях резко активизировались акции протестов крайне правых националистических организаций. Получив мощный милицейский отпор своим радикальным действиям, молодые наследники бандер-шухевичей избрали метод протеста в виде деяний-перфомансов, где за прикрытием юмора прикрываются лозунги свержения законной власти, которую избрало себе большинство украинского народа, проголосовав за Президента В.Ф. Януковича.
Но, став президентом, Виктор Фёдорович не спешит выполнять своих предвыборных обещаний, а от некоторых (русский язык), уже успел отречься.
В знак протеста против проводимой гуманитарной политики нынешней политической власти Украины, которая ни к чему хорошему не приведёт (вначале ПР с треском проиграет почти все местные, а потом и выборы в ВР, что приведёт к полной политической изоляции президента и фиаско на следующих выборах), 29.06.2010 года под № ОП/Р-5763/7 в приёмной КГГА я зарегистрировал уведомление о намерении проведения акции в строгом соответствии с требованием ст. 39 Конституции Украины. Помочь мне в этом любезно согласились мои друзья – православные русскоязычные киевляне Дмитрий Жуков и Андрей Селезов (оба беспартийные).
В условленное место и время мы собрались у памятника Б. Хмельницкому у придорожного и бесхозного камня, на которые мочатся почти все, недострелянные и недотравленные Иреной Кильчицкой собаки, который до сих пор не может прибрать муниципальная власть Шевченковского р-на Киева (Пилипишин). На этой каменюке выбита надпись, о том, что на этом месте "народный президент" Виктор Ющенко принял символ власти - гетманскую булаву украинского казацтва (или что то подобное). Это убожество уже перетаскивали с места на место, проводили акции гражданской казни, ломав игрушечную шпагу якобы над головой лишённого чести лыцаря.
Дата проведения была выбрана не случайно. Так уж совпало, что 30.06 родился херой украйны - командир фашистского батальона «соловейко» и т.д. Р.Шухевич, а его идейный вдохновитель херой украйны С. Бандера 30.06.1941 года восстановил УНР в оккупированном гитлеровскими войсками Львове под фашистскими знамёнами.
Акция в виде перфоманса – гротеска - юродства (см. http://www.nr2.ru/kiev/289921.html, http://www.nr2.ru/kiev/290026.html, http://www.nr2.ru/kiev/290095.html) с учётом экспромта, прошла вполне спокойно и без нарушения общественного порядка. Но когда я стал переодеваться из сценического облачения, всё и началось с появлением гоблинов в милицейском одеянии.
Сержант милиции с белым ремнём и такого же грязного цвета кобуре, оттянутая тяжёленьким ПМ, без «здрасьте - сержант нечипоренко» сразу быка за рога, зачем, мол, разрисовали памятник Б. Хмельницкому? На этот вопрос, который не имеет ответа, я демонстративно представился, предъявил в открытом виде паспорт гражданина Украины, копию заявления-уведомления, и в двух словах попытался объяснить разницу между памятником великому гетману Б. Хмельницкому и каменюкою потешному гетману-ющу.
Мимика лица милиционера не изменилась ни на грамм, но по рации был вызван прапорщик, вопросы истории которого так же мало интересовали.
Утверждено дал оценку моим действиям только младший лейтенант милиции Богащук, счастливый обладатель бляхи на левой стороне груди КІ 0657, который, не имея никакого, даже приблизительного юридического образования, со слов своих подчинённых, определил мои действия, как хулиганские, и не смотря на мой, почти голый вид, мастерски засунул в салон милицейского фольксвагена. Никакие мои возражения о личных вещах, остающиеся без присмотра на мостовой, никаких мои возражения о действии в Украине законодательства в виде КУоАП не возымели действия и через 5 минут я был высажен в одних плавках в Шевченковском РУГУ МВДУ г. Киева на ул. Прорезной, 12А.
Вот с этого момента начинается самое невероятное. Ненормативную лексику упускаю, хотя без неё моё повествование будет как еда без соли. Какой то пожилой, но властный мужчина, который с воодушевлением руководил рабочими на перекладке асфальта, нехотя оторвался от своей руками-водящей работы, и пошёл в здание ТВМ-4, походу матерясь и объясняя тупому младшому, что мною должен заниматься отдел благоустрою, и нафига он меня сюда привёз? Мне стало довольно интересно созерцать, когда такое большое количество молодых и здоровых мужиков, рассуждают по всем юридическим вопросам, и тут же дают советы, как нужно ремонтировать ментовку трём молодым женщинам-малярам, которые, наверное, интенсивно замазывали кровь, накануне безвинноубитого киевскими ментами 20-летнего Игоря Индило.
Не желая участи студента, и, побывав на акции УГСПЛ(4174118) на Богомольца, 10 25.06.2010 года, я попытался воспользоваться советами, которые изложены в листовке «Ваши права при затриманні та арешті». Громко постучал и открыв дверь, спросил о разрешении войти, громко и чётко назвал свою фамилию, имя, отчество и потребовал сообщить мне номер под каким меня зарегистрировали в книге задержанных, а также время регистрации, составить протокол задержания и немедленно дать мне возможность позвонить по телефону родственникам и на работу. В помещении дежурного было много людей в форме и без, была женщина-лейтенант милиции. Повернув налево голову в мою сторону майор милиции (скорее всего это был дежурный, т.к. определить это по повязке или какому либо бейджу было невозможно по причине полного отсутствия последних), стал выражать все свои негативные эмоции площадной нецензурной бранью, причём он почему то упоминал мою маму, с которой знаком не был, и угрожал мне вступить с ней в половую связь без моего на то согласия. При этом майор милиции использовал такой грязный суржик, что только моё двуязычие дало мне возможность определить, что огрызок человеческий пытается излагать свои мысли на великом и могучем.
Не чувствуя за собой никакой провины перед законодательством независимого государства, 19-тилетие которого будут отмечать 24.08.2010, я сказал майору, что он может не уважать своих сотоварищей, даже женщин, но к гражданину Украины в возрасте нужно обращаться преимущественно на ВЫ. Это моё заявление вызвало у майора бешеный гнев, он рванулся вперед, подбежал ко мне, силой развернул меня на 180 градусов (кругом) и сильно ударил меня кулаком в область поясницы. От этого удара я вылетел в коридор, развернулся для защиты, но тут же был крепко схвачен ментами, которые меня привезли, получил ещё несколько ударов сзади и был, буквально выброшен из помещения. Всё это безобразие происходило на глазах бригады строителей, которые ремонтировали здание.
От такой «радушной» встречи среди ясного дня (бандиты и грабители обычно нападают ночью), мне стало плохо и я стал просить вызвать мне скорую и дать воды. Воды милиция мне не дала, а продолжала словесно издеваться надо мной. Было жарко, в помещение меня не пускали-говорили, что там ремонт, а пойти за лекарством или водой - милиция нагло применяла ко мне методы циничного физического удержания.В придачу всё это милиция снимала на оперативное видео.
Прошёл почти час такого издевательства. Когда я обратился к человеку в гражданке, который представился полковником милиции - начальником ТВМ-4 шевченковского РУ Савенко (не точно), тот пообещал заковать меня в металлические кайдани-наручники и оформить против меня уголовное дело.
После такой наглости со стороны милиции я начал психовать и для привлечения внимания стал угрожать побить камнем стёкла машин и окон. На все мои заявления, требования, просьбы и жалобы милиция реагировала издевательствами и шуточками Только около 11.30 прибыла скорая, но почему то сразу две. Фельдшер первой пригласил меня в машину, опросил о самочувствии, измерил пульс, давление, сделал электрокардиограмму, выписал необходимые документы. Старший второй скорой «помощи» (Сергей Владимирович), ничего подобного не производил, а переговорив с милиционерами, выхватил из рук предыдущего фельдшера документы, предназначавшиеся исключительно для меня, дал команду здоровым санитарам, которые безапелляционно крепко взяли меня за обе руки и перевели из одного автомобиля в другой. Никаких вопросов и объяснений не давалось. Я чудесно понимал, в чьи лапы я попал и старался не скандалить. Автомобиль скорой со мной выехал на ул. Прорезную напротив дома №9, остановился, старший куда то ушёл и отсутствовал более получаса. Потом вернулся с каким то неизвестным мне лейтенантом милиции, который потребовал от меня подписать какие то бумаги. Получив мой отказ, лейтенант стал вызывать по одному санитаров и требовать от них подписать протоком в качестве понятых о моём отказе подписать протокол (санитаров звали, кажется, Василий Васильевич 1947 г.р, и Николай Иванович). Милиция передала фельдшеру какие то документы, содержание которых мне не было известно.
После более-менее приятного путешествия по летнему историческому Киеву от города Ярослава на Подол и Куренёвку, меня привезли во всем известную психушку – больницу Павлова на Фрунзе, 103А (Киевская городская клиническая психоневрологическая больница №1) на территории бывшего Кирилловского монастыря. После небольшого ожидания своей очереди, меня вне очереди представили дежурному врачу Сергей Михайловичу – довольно приятный мужчина в не совсем свежем белом халате. После, буквально нескольких слов общения, дежурному врачу всё стало ясно, и он предложил мне позвонить своим друзьям, и если они привезут мне одежду, меня тут же выпустят домой. Я воспользовался этим удобным предложением и сделал три звонка – Жукову, Селезову, А.В. Лузан – председателю Славянской партии Украины с соответствующими просьбами немедленно передать информацию в СМИ, а так же Карпачёвой с жалобой на милицейский беспредел. После передачи инфы сотоварищам, я заявил дежурному врачу психушки, что, ежели основанием моего ограничения свободы и нарушения всех моих гражданских прав и свобод, является причина отсутствия у меня одежды и обуви, то пусть вытворяют всё что угодно, что им позволяет украинское законодательство.
Оказывается, украинское законодательство, основываясь на никем не утверждённой, не заверенной и не зарегистрированной бумажке, но подписанной простым украинским аттестованным лейтенантом милиции (даже без юридического образования), позволяет упечь любого нормального и здорового человека на 24 (двадцать четыре) часа за решётку без всяких человеческих прав и свобод. Так как я не давал своего согласия на укладку меня в психушку, был вызван местное светило, и двумя подписями врачей был узаконен срок – 24 часа на кафедре психиатрии - отделение №1(корпус №7).
В отделении меня встретили приветливо – им не впервой. Консилиум врачей под руководством начальника отделения - к.м.н. Могилянской Фаины Николаевны долго и естественно смеялись над моими повествованиями-анекдотами-притчами-прибаутками. Но радость общения с умными людьми в белых халатах прервалась для меня появлением острой боли в области паха. Я был вынужден извиниться за столь быстро прекращённую радость совместного общения пациента с врачебным персоналом, и занять дежурное место на унитазе.
Здесь начинается следующий этап моего весёлого повествования отмечания славного праздника 30.06. От мусорского предательского удара сзади (удар бандерлога-шухевича-запроданца) в район почек, у меня резко ухудшилось самочувствие.Точнее не знаю – никогда с этим до этого не сталкивался. Короче, сильно болит в паху и не могу сходить по малой нужде. Местный фельдшер вколол мне что то в задницу, давал спазмалгон, пытался всунуть мне катетер, но шла кровь.
Мои боли всё усиливались, с унитаза я не сползал – там в согнутом положении мне было легче. Измученный моими страданиями, медперсонал психушки вызвал скорую помощь, которая благодаря хищениям начальника ГУ охраны здоровья КГГА Л. Качуровой (говорят уже сидит), приехала "быстро" -часа через два. Мне в сопровождение дали медсестру – глубоковозрастную пенсионерку - божий одуванчик, которая даже полюбила меня за мои муки и порядочность, а также трёх, предпенсионного возраста младших медработников (на работу в 700-1000 грн молодёжь работать не идёт), мужчин. Меня через пол-города привезли в ГКБ №3 на П.Запорожца, 26 в урологию, где мне, сделав сначала очень больно, я даже стал презирать себя за неумение терпеть боль (вот С.Бандера- тот херой, сам себе наносил телестные повреждения для привыкания к боли в своей террористической борьбе за незалежнисть Украины), но куда мне – жалкой и ничтожной личности, майору в отставке СА. Слабо! Спасибо, врачам левого берега, которые не смогли взять с меня денег, в трусах нет карманов, безвозмездно оказали мне высококвалифицированную медицинскую помощь, облегчили мне мои страдания на которые обрекли меня украинские правоохранители.
Дальше было неинтересно и банально. Прокатили меня как на такси по ночному Киеву (до Черновецкого – красавцу), постелили мне полусгнившие, полуразвалившиеся, но чистые простыни на три раза списанную мебель и оставили вдвоём в огромной (потолок 4,5 м) палате 30 лет неремонтируемом здании конца XIX, начала XX века.
Утром я понял, что правильно сделал, что написал заявление про объявление голодовки против мусорского беспредела – то, что там дают больным людям кушать, на свободе не будет кушать последний бомж. С моего любезного согласия у меня отлили в баночку часть моей драгоценной мочи, ткнули иголочкой в вену и отсосали мою I(+) кровушку и, не дожидаясь результатов анализов, вызвали на медицинский консилиум во главе с Могилянской Ф.Н., которая заявила что они меня выписывают, но справку без согласования с главврачом, дать отказалась. Пришлось побегать по властным коридорам, как всегда никого нет, все в отпусках и на совещании, даже написать жалобу, тогда только со второй попытки дали справку с печатью, которая достойно займёт своё место в моём домашнем музее-выставке на балконе в рамочке.
Мне дали какую ни есть одежду и обувь, Могилянская Ф.Н. из своего кошелька ссудила мне 5 грн, хотя я заверил её, что с такой справкой, я как Вольфган Мессинг смогу добраться до Варшавы и дальше, на что она посоветовала никому не показывать мою справку. Почему, не понял до сих пор?
Сейчас, дней 10 буду зализывать раны и обойду все прокурорские инстанции в защиту своих прав и свобод.
Уверен, что в установленный законом срок, получу ответы, которые будут авторитетно утверждать, что в отношении меня никто, ничего не нарушал, что факты, изложенные в моей жалобе, своего подтверждения не получили.
Тем самым я ещё раз докажу сам себе, что система власти с октября 1917 года не изменилась, но барахтаться нужно, выдавливать из себя раба по капле ежедневно – нужно, хаму и жлобу говорить о том, что оно есть на самом деле – нужно, честь иметь – нужно!!!

Честь имею, Сергей Рулёв.
Tags: Русское сопротивление на Украине
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments