May 9th, 2020

Война и семья моего отца.

Мой дед по отцу. Фото 60-х годов.
Селезов Тимофей Наумович (1898-1981).
Войну встретил в возрасте 43 года инженером-конструктором Новокраматорского машиностроительного завода, что в Донбассе.
Осенью 1941 года был эвакуирован на Урал, вместе с частью работников предприятия и частью оборудования. Под открытым небом, прямо на платформе со станками. Семью - жену и двоих детей, среди которых был и мой отец, пришлось оставить в оккупации. Взять их с собой не было никакой возможности.
В дальнейшем работал в Челябинске на танковом заводе. В родной Донбасс вернулся только в 1945 году. До 1944 года ничего не знал о судьбе своей семьи.
Но они уцелели, моя бабушка Ольга Игнатьевна, которая работала учительницей (1899-1986) и двое ее сыновей. Пережив ДВЕ немецкие оккупации. Вторая, с февраля 1943 года, после немецкого контрнаступления была особенно страшной. В город Краматорск тогда ворвались, озверевшие после сталинградского поражения, войска СС.
Окончательно Краматорск был освобожден в сентябре 1943 года.
Мой отец (1927-2006) войну и приход немцев встретил в 14 летнем возрасте. С фотографической точностью запомнил ВСЁ. Он был очень наблюдательным и с детства сильно интересовался техникой.
Все детство я слышал от него рассказы про: бои, бомбежки, наше отступление, немцев, венгров, румын, разбитые Ю-87 на немецком аэродроме, переполненные немецкие госпиталя во их время отступления из под Сталинграда, колонны наших пленных в мае 42 года, после барвенковской катастрофы, немецкие "Тигры" на платформах на станции летом 43-го, украинских националистов, пытавшихся при оккупации украинизировать Донбасс. Помнил он и немецкую пропаганду, дешевые и доступные каждому киносеансы с роликами "вохеншау" на русском языке, от которых в первые полтора года веяло безнадегой. И И гул близкого фронта, который большую часть оккупации проходил по Северскому Донцу у Изюма, что было всего в 50 километрах севернее.
Часто батя вспоминал как однажды немцы, летом 43-го, притащили на тросах с фронта целенький Студебеккер, который облепила целая толпа любопытствующих солдат.
Во время оккупации голодали, прятались в последние месяцы от угона в Германию.
Его брат, дядя Игорь (1933 гр) еще жив.
Второе фото - мой дед с двумя сыновьями, Женей и Игорем, один из которых мой отец. Конец 30-х годов.
Эта ужасающая война прошла от меня - НЕ ТАК УЖ И ДАЛЕКО, по меркам истории и личным генетическим ощущениям.


Мой отец Селезов Евгений Тимофеевич - справа.
Предвоенное фото.

9 мая. 2020. Санкт-Петербург.

Сегодня в Петербурге. Примерно с 13 по 15-00
Прошелся по Невскому. Людей было немного, повсеместно играла военная музыка, которая немного поднимала настроение, Погода была солнечная, но с залива дул прохладный ветерок. Было много автомобилей с флагами.
На Дворцовой стояли люди с табличками "Бессмертного полка", но немного.
Праздник словно пытался прорваться везде где только мог.
Но самое большое скопление празднично настроенных людей я увидел на Набережной лейтенанта Шмидта. Там тоже играла военная музыка, а общую атмосферу праздника усиливало несколько кораблей Балтийского флота, один из которых был крупным - учебный корабль "Перекоп".
По городу было также много празднично одетых военных и курсантов.
Немного прошелся также по Васильевскому острову.



Collapse )