June 22nd, 2015

На уровне чувств.

Настало питерское лето. В пятницу в Сестрорецке я вдруг ощутил себя почти что дома.
Вокруг всё родное, русский язык и только он, надписи только на нём, родные песни и родная история.
Всё что мною раннее вкладывалось в понятие "Родина", всё больше ощущается тут, в Ленинграде.

И даже эта ностальгическая песня теперь для укропии чужая. А в ней, как ни в чём другом, для моего поколения - всё наше, советское, своё, родное, моё детство и юность.


Когда слышу как представители киевской хунты говорят по русски, как Аваков или Геращенко, хочется плюнуть в лицо этой постсоветской сволочи. Какое право эти ГАДЫ имеют использовать русский язык?  Похабить его своими ублюдочными нацистскими устами. Это же самое касается ВСЕХ русскоязычных представителей "новой украинской нации".

Позволю себе сказать от имени россиян:
Мы ведь (россияне) никуда не отделялись. Мы остались в России, на Родине...
Для украинцев эта ностальгия чужая, они ведь решили отречься от своего советского прошлого. Они теперь "европейцы", предатели и чужие, чем-то напоминающие армию Гитлера, вторгшуюся в 1941 году в пределы Русского мира. Только эта армия часто говорит по русски, как власовская сволочь 70 лет назад.

Укропия, это чуждый нашему самосознанию и идентичности озверевший кровожадный бандеровский монстр, которого необходимо умертвить при помощи Русской армии и Русским оружием.

Ощущение дома потихоньку вырисовывается.
Привычные линии метро, привычные названия станций, привычные районы и массивы на которых уже не раз работал, привычная реклама на русском языке (а разве бывает по другому?), остановки и движение городского транспорта тоже уже привычное, как и месячный проездной в бумажнике.
Деньги привычные - рубли, а разве бывают другие деньги в бумажнике?
Привычно стало соотносить доходы и расходы только в рублях. Что такое гривна и чем она дышит, уже забыл, да и не интересно даже нисколько.
Становятся привычными направления местных электричек и названия дачных мест...